ОБЩЕЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВОПРОСА
 
ОН-ЛАЙН общение на ТЕБЕСЛОВО.РУ с директором Департамента государственной молодежной политики, воспитания и социальной защиты детей С.Н. Апатенко 8 ноября 2005 года
Вопрос от Ник, Москва
 
Как известно, в группу риска экстремистски настроенной молодёжи входят дети, выросшие без матери и отца. Каким образом сейчас решаются проблемы опекунства и усыновления? Как министерство образования и науки помогает таким детям и, соответственно, сокращает группу риска
По моему мнению, в группу риска входят все молодые люди, у которых еще в детстве процессы развития, по тем или иным причинам, были нарушены. На мой взгляд, чем больше молодежи будет воспитываться в полных и благополучных семьях, тем меньше ее представителей рискуют стать экстремистами. Государство должно совершенствовать свои законы и действия в этом направлении, такая работа сегодня ведется. Наш приоритет – развитие семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Это означает не только благополучие конкретного ребенка, нашедшего для себя новых родителей, но и обеспечивает интересы государства в области воспитания ответственных, воспитанных на семейных ценностях и традициях гражда

Вопрос от ГАЛИНА,
Н.Новгород

Насколько безопасно членство молодёжи в тех или иных молодёжных организациях и насколько велик риск преобразования этих организаций в экстремистские? Известен факт, что среди тех, кто хотел бы вместе со своей организацией оказывать воздействие на власть, процент в чем-то поддерживающих экстремистов значительно выше, чем у тех, кто такого желания не имеет.

Не совсем и не всегда так. С одной стороны, действительно, такой процент выше. Но только потому, что экстремистски настроенные молодые люди страдают дефицитом действия и постоянно «рвутся в дело». Однако, не факт, что таких молодых людей много в любой организации. Как раз наоборот, атмосфера большинства организаций далека от экстремистской и нет никакой опасности их постепенной трансформации в экстремистские группы. Связывать же экстремистские настроения малой части нашей молодежи со стремлением воздействовать на власть также не стоит. Гражданское общество – это совокупность общественных инициатив как раз призванных воздействовать на власть. Но нужно учить молодых людей правилам поведения, обоснованным с правовой, гражданской точки зрения действиям. По данным социологических опросов, верят в возможность «цветной революции» в России только 31,6% опрошенных. Категорически отрицают такую возможность также 30%. И риск революционной ломки процессов социально-экономического развития, политической системы объективно снижается в условиях распространения развитой политической культуры в молодежной среде, наличии легальных возможностей и каналов волеизъявления, независимо от идейных ориентаций молодых людей. Недаром проект Стратегии государственной молодежной политики предусматривает необходимость роста социальной компетентности молодых граждан.



Вопрос от Вова
Томск
 
Какие конкретные действия по профилактике экстремизма намерено предпринять государство в рамках Стратегии государственной молодёжной политики?

Это видно из самого текста проекта Стратегии, размещенного на сайте Министерства. Реализация Стратегии в целом означала бы значительный рост включения молодых людей в позитивную жизнедеятельность и, соответственно, снижение противоправных проявлений в молодежной среде. Это – важнейшие индикаторы эффективности реализации Стратегии. Но конкретные меры по противодействию экстремизму должны быть определены в других документах – прежде всего, в новой программе «Молодежь России», а также законодательстве, определяющем вопросы социальной, личной и информационной безопасности молодого поколения.


Вопрос от Кристи
Москва
 
Изучается ли международный опыт борьбы с проявлениями экстремизма в молодежной среде? Если да, то какой в этом существует опыт и как он будет использован в нашей стране?

Да, такой опыт изучается. Но имеются общие рецепты по борьбе с этим асоциальным явлением. К сожалению, нашей стране, чаще других приходится сталкиваться с различными проявлениями экстремизма, и нами накоплен не меньший опыт противодействия экстремизму, чем в большинстве зарубежных стран. Различными являются лишь условия и специфика осуществления конкретных мер в разной социокультурной среде.


Вопрос от Иван
Москва

Существует ли государственная программа действий по борьбе с проявлениями экстремизма в молодежной среде?

На сегодняшний день такой программы не существует. Есть различные меры, предусмотренные разными программами. Но нельзя исключать появления «специальной» программы в будущем.
 


Вопрос от Оля
Ростов-на-Дону

Есть будущее у бывших членов террористических группировок, отбывших своё наказание, и вышедших на свободу?

Гипотетически такую возможность отрицать нельзя, впрочем, как и для любых других категорий бывших заключенных. В том числе, задачи по ресоциализации, «включению» в общество молодых граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в том числе, вышедших из мест лишения свободы.


 
Вопрос от Костя
C.-Петербург

Возможно ли «вылечить» подростков, прошедших «школу» экстремизма? Есть ли какие-либо программы социальной реабилитации проблемных подростков?

Да, это действительно возможно. Главным образом посредством оказания грамотной психологической помощи, полного включения этих ребят в позитивную среду развития. Такие задачи решает и созданная по нашей инициативе служба практической психологии в образовании и ряд программ, реализуемых государственными и общественными структурами в «проблемных» регионах. Именно эту цель преследует новая стратегия государственной молодежной политики, которая и призвана решать проблемы включения молодежи в активную общественную и экономическую жизнь страны.
 


Вопрос от Хuxa
Москва

Нередки случаи, когда на территории высших учебных заведений практикуется торговля оружием. Разработаны ли какие-либо профилактические меры для борьбы с этим явлением на уровне российских ВУЗОВ?

О таких фактах мне не известно. Но если они действительно имеются, то заниматься этой проблемой должны правоохранительные органы.


Вопрос от Rasul
Moscow

Скажите, а должны ли легально проводиться митинги националистически настроенной молодежи в центре Москвы?

Вопрос проведения митингов относится к компетенции городских властей. Все митинги должны проводиться в соответствии с действующим законодательством РФ. Если целью митинга является разжигание национальной вражды или эскалация конфликтов, необходимо запретить проведение таких митингов как в центре Москвы, так и в любом другом городах РФ.
 


Вопрос от kirill
С.Петербург

В процессе опроса, проведенного в Санкт-Петербурге, было выявлено, что наибольшую группу риска представляет молодёжь, которая «живёт скромно, но на жизнь хватает» (29.4 % назвали террористов мужественными, искренними людьми, борющимися за справедливость). Ведётся ли какая-либо профилактическая работа с этой группой?

На сегодняшний день мужественными борцами террористов называют только 8% (мы быстро избавляемся от иллюзий). Дело не в том, как они живут. Дело в том, какие идеи воспринимают, и как воспринимают. Кроме того, применительно к подросткам, следует учитывать психологические особенности: хорошо известный нам юношеский максимализм, склонность к принятию внешне простых решений, стремление идти к цели кратчайшим путем. Но это и повышенная игра воображения, в основу которой положены не реальные, а фантастические стереотипы. Это и игровое сознание, и сниженная ответственность за свои действия. Отсюда и результат.
На этих обстоятельствах, к сожалению, стараются паразитировать разного рода экстремисты или им подобные, причем в самом широком диапазоне: от лимоновцев до религиозных экстремистов и нацистов. Что касается поддержки экстремистов в молодежной среде, то, по данным комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета (опрос: лето-осень 2005 г.), большинство – 74% считают, что такие группировки и организации должны быть запрещены, а прямую поддержку экстремистам (хотели бы вступить в такие организации, считающих эти организации и их действия полезными) всего 2-3,5%.
Другое дело – сомнения: «Ведь у экстремистов могут быть веские мотивы для действий». Здесь путаницы в головах больше и цифры выше – до 25-28%. Но это уже проблема воспитательной работы. Важно понять, что позитивного экстремизма не бывает. Что экстремизм – это не только превышение человеком пределов допустимого, но и наличие в его действиях злого смысла или умысла. Однако мифологическое сознание, к сожалению, с глубокими историческими корнями, у нас развито, и это обстоятельство следует учитывать в работе с молодежью.
Так что действия по антиэкстремистской информационной работе мы стараемся предусмотреть в самых разных программах – от государственной программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации» до программы «Русский язык». На это нацелены и многие молодежные творческие конкурсы и акции, например, прошедший недавно уже в пятый раз Всероссийский конкурс патриотической песни "Я люблю тебя Россия!".

Вопрос от Gnom
C.Петербург

Какие конкретные действия по профилактике экстремизма намерено предпринять государство в рамках Стратегии государственной молодёжной политики?

Это видно из самого текста проекта Стратегии, размещенного на сайте Министерства. Реализация Стратегии в целом означала бы значительный рост включения молодых людей в позитивную жизнедеятельность и, соответственно, снижение противоправных проявлений в молодежной среде. Это – важнейшие индикаторы эффективности реализации Стратегии. Но конкретные меры по противодействию экстремизму должны быть определены в других документах – прежде всего, в новой программе «Молодежь России», а также законодательстве, определяющем вопросы социальной, личной и информационной безопасности молодого поколения.


Вопрос от Анюта
Иркутск

Каким образом государство помогает детям из неблагополучных семей, например, воспитанникам детских домов, найти своё место в обществе и не стать участниками экстремистских группировок?

Конечно, эти задачи прямо или косвенно предусмотрены в действующей федеральной целевой программе «Дети России», других программах, прежде всего, дающих возможность самореализоваться молодым людям в спорте, искусстве, науке и т.д.
Надо уточнить, что большинство выходцев из неблагополучных семей, которые страдают отклоняющимся поведением, являются не политическими экстремистами, а молодыми правонарушителями: хулиганами и т.д. Часто – членами преступных группировок. Экстремизм – это идеологизированная агрессия. То есть агрессия, в основе которой лежат политические, социальные идеи, либо их фрагменты. Этим она отличается от «обычного» преступного поведения. С другой стороны, она тем и опасна. Ведь, как известно, с идеями пушками не воюют. В неблагополучных, или «трудных» семьях мы встречаем целый набор патологий. Но чаще – пьянство, наркоманию, преступность, нравственное падение. Задача государства в этом плане – не допустить этих проявлений, обеспечить профилактику преступного, асоциального поведения в целом. В конечном счете, количество «неблагополучных» детей может быть снижено и за счет помощи молодым семьям в решении нравственных и социальных проблем. В том числе это делается в рамках подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей» ФЦП «Жилище». Эта работа должна включать и нравственное, патриотическое воспитание. Последние события во Франции показывают, что в рамках одних программ социальной помощи неблагополучным семьям проблемы молодежной преступности и экстремизма не решить.


Вопрос от Антон
Н.Новгород

Какие действия предпринимаются для борьбы с экстремистскими проявлениями среди молодёжи в «горячих» точках РФ?

Действия по борьбе с экстремизмом входят в функционал правоохранительных органов! Функция же органов образования сводится к просвещению, объяснению и рекламе позитивных, конструктивных и социально одобряемых образцов поведения. Такие меры должны быть основаны на постоянном отслеживании и мониторинге ситуации в том или ином регионе и направлены на профилактику и недопущение проявлений экстремизма.
К сожалению, реальность такова, что сами условия «горячих точек» постоянно провоцируют проявления экстремизма. Это и следствия постоянной напряженности, блокировки механизмов устойчивого рассудочного поведения, это и снижение роли правовых механизмов в сознании, проявления несправедливости, насилия, нищеты, хаоса и т.д.
Стоит вспомнить великого философа и государственного деятеля Фрэнсиса Бэкона, который очень давно сказал: «Сколько в государстве разоренных, столько готовых мятежников». Поэтому, чем ниже напряженность, чем меньше этих «точек», тем больше условий для позитивного развития личности молодого человека, тем больше и возможностей у государства по созданию нормальных условий по работе с молодежью. Сами молодые люди называют бедность, как причину экстремизма в 10% случаев. Необразованность, невоспитанность – в 6%. А пребывание в условиях агрессивной и враждебной среды, как причину экстремизма, определяют уже 49% опрошенных.
Кроме того, не следует забывать и о том, что большинство населения, и в том числе молодежи, не принимают экстремистских лозунгов и не находятся под воздействием экстремистских идей. Но все-таки, важно понять, почему около трети молодых людей способны пойти по этому пути (а в обычных условиях не более 5-10%)? Дело, видимо, не только в условиях, но и в воспитании. В наличии сдерживающих сил, которые социологи называют «внутренним нравственным сторожем». А этот механизм формируется в раннем детстве. Вот вам и роль семейного воспитания.
Если говорить о мерах в широком смысле, то это, прежде всего, создание благоприятной среды развития, подчеркнем, позитивной среды. На что указывают участники опроса, проведенного в НИИКСИ Петербургского университета.


Вопрос от nina
Москва

Что делается на уровне Министерства образования и науки с целью профилактики экстремизма в молодёжной среде?

Проведенные по нашему заказу в этом году исследования НИИ комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета показали, что 7,4% молодых людей (данные 2005 г.) имеют родственников, знакомых, близких людей тем или иным образом пострадавших от терроризма. Еще 16% (женщин в два-три раза больше, чем мужчин) считают, что их страх перед будущим связан именно с опасностью стать жертвами террористов. У 30% молодежи после совершенных терактов в памяти остались ощущения страха и незащищенности, сопряженные с боязнью посещать кинотеатры, дискотеки, массовые мероприятия. 73,4% опрошенных считают терроризм «одним из самых опасных явлений в современном мире».
Разнятся оценки молодежи относительно эффективности преподавания в школах и вузах дисциплин связанных с вопросами общественной и личной безопасности. Только 27,4% молодых людей оценивают знания в этой области как достаточные; еще 42,8% - как посредственные, а еще 29,8% - как неудовлетворительные.
Из этого числа только 31% опрошенных молодых россиян (учащиеся школ, ПТУ, вузов, военных учебных заведений) получили необходимые знания на занятиях по Основам безопасной жизнедеятельности. А остальные – из других источников, вплоть до чтения листовок на досках объявлений (13%) и из кинофильмов (34%). Только каждый восьмой из опрошенных четко знает телефоны ФСБ и МВД России, по которым надо звонить в случае подозрений в подготовке террористического акта.
Россия – это страна, где экстремизм и самые крайние его проявления – терроризм, к сожалению, явления нередкие. В этой связи министерство видит свою задачу в осуществлении мероприятий по противодействию экстремизму и терроризму, прежде всего в сфере образования и воспитания, в том числе – и среди самых маленьких россиян.

 
Hosted by uCoz